6703fa25

Кагарлицкий Ю - Человек И Будущее Человечества



Ю. КАГАРЛИЦКИЙ
ЧЕЛОВЕК И БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА
Каким будет мир? Пойдут ли перемены на пользу или во вред человеку? Каким
должен быть человек, чтобы стать вровень с миром, созданным им самим?
Эти и подобные вопросы накапливались прежде веками. Сейчас они нарастают и
множатся ежегодно. Размышления о будущем - уже не праздные мечтания, не
услада ленивца. Будущее наступает на нас стремительно. Его приходится
учитывать, принимаясь за тысячи сегодняшних дел. Вопросы, которые оно
задает, так значительны, что, отвечая на них, приходится задумываться и
над нашим сегодня, и над нашим вчера.
В этом, думается, одна из причин популярности научной фантастики. Ведь
научная фантастика, во всяком случае хорошая научная фантастика, это
интеллектуальный роман, переставший быть романом для интеллектуалов -
потому хотя бы, что значимость обсуждаемых проблем неимоверно возросла и
число людей, ими занятых, необычайно расширилось.
Разумеется, современную западноевропейскую и американскую фантастику
трудно счесть однотипной. Мы встречаемся в этой области и с серьезными
писателями, и с теми, кто пользуется успехом научной фантастики для того,
чтобы перерядить в космические скафандры старых героев бульварной
литературы, и с людьми прогрессивно мыслящими, и с явными реакционерами.
Но исторический смысл сегодняшнего подъема научной фантастики и усиленного
читательского к ней интереса надо объяснять, очевидно, тем, что
подавляющее большинство серьезных фантастов выступает против реакции,
фанатизма, расовой дискриминации, обесчеловечивания человека.
"Видимо, любить научную фантастику - это значит так или иначе заботиться о
будущем человечества, - говорит, отвечая на анкету "Иностранной
литературы", американский фантаст Айзек Азимов, - в какой-то степени это
значит даже любить всех людей и желать им счастья в те далекие времена,
когда сами мы уже давно завершим свой путь". С ним трудно не согласиться,
и если слова доктора Азимова нуждаются в каких-то поправках, то самую
существенную сделал, пожалуй, его прославленный собрат по перу Рэй
Брэдбери. "Лучшую научную фантастику создают в конечном счете те, кто
чем-то недоволен в нашем обществе и выражает свое возмущение немедленно и
яростно". Да, желать людям счастливого будущего - значит яростно
ополчаться против всего, что в сегодняшнем мире стоит на пути этого
будущего.
Большая часть современной западноевропейской и американской фантастики
посвящена отнюдь не реально предвидимому будущему, а будущему, каким оно
не должно быть. Художественный метод, применяемый при этом, принято
называть экстраполярным. Та или иная тенденция, замеченная в настоящем,
изображается в предельном развитии. Тем самым выявляются ее благодетельные
или - что случается чаще - роковые последствия. На экран будущего
проецируется настоящее, а заодно и прошлое человечества, ведь прошлое
помогает видеть грозящие нам опасности.
У американского фантаста Фредерика Пола есть переведенный на русский язык
рассказ "Туннель под миром" - рассказ о рекламном агентстве, которое ради
того, чтобы проверять действенность различных видов рекламы, построило в
лаборатории точную модель небольшого города, разрушенного взрывом, и
населило его точными копиями людей, живших некогда в этом городе. Этим
миниатюрным людским подобиям кажется, будто они - по-прежнему люди, а они
- всего только объект эксперимента. Они не живые. Они сделаны из
материалов, куда более прочных, чем живая человеческая плоть, и все-таки и
сами они и в



Назад