6703fa25

Кагарлицкий Ю - Предисловие К Сборнику 'гости Страны Фантазии'



Ю. Кагарлицкий
ПРЕДИСЛОВИЕ
К сборнику "Гости страны фантазии"
Загляните в оглавление этой книги. Вы найдете в нем имена
Джека Лондона и Эдварда Моргана Форстера, О. Генри и Андре
Моруа, Джерома К. Джерома и Артура Лундквиста, Примо Леви,
Джона Бойнтона Пристли, Дино Буццати, Карела Михала, Трумена
Капоте и Хосе Марии Санчеса-Сильвы. Этим писателям нечасто
приходится собираться вместе. Но этот случай особый. Они
встретились в пределах страны Фантазии.
А впрочем, где она, эта страна?
Отважным исследователям удавалось туда проникнуть, но им
нелегко было обозначить ее границы и дать полное описание.
Одна область оказывалась непохожей на другую, климат - пере-
менчивым, а аборигены - людьми со странностями. На вопрос
путешественника относительно обитателей соседней деревни
они, глядя на него удивленными глазами, отвечали, что ника-
ких деревень больше нет, а за околицей начинаются космичес-
кие дали. И все же, как ни трудно было рассказывать об этой
стране, мало у кого возникало сомнение в том, что она су-
ществует. Ведь очень многие в ней побывали, оставили о себе
воспоминания, а кое-кто обжился там настолько, что чувство-
вал себя не хуже, чем дома.
Объяснить это нетрудно. Разнообразие климата и ландшафта,
отличающие эту страну, позволяют чуть ли не каждому найти
себе область по вкусу. Те, с кем мы встречаемся в этом сбор-
нике, так же непохожи друг на друга в качестве фантастов,
как и в своем нефантастическом творчестве. Конечно, каждый
предстает здесь в необычном виде, но нам нетрудно вспомнить,
что того же человека мы видели раньше - только в другом
платье. Порою перед нами зеркальное изображение, но и тогда
нетрудно понять, кто стоит перед зеркалом. Даже в волшебной
стране перевоплотиться в другое существо непросто. А может
быть, некоторые и не стремятся к такому перевоплощению? Они
приходят в страну Фантазии не для того, чтобы отрешиться от
себя, их цель иная. Они пытаются в этой стране полнее выя-
вить самих себя, найти еще одну грань своего таланта.
За последние десятилетия тяга в эту страну настолько уси-
лилась, что стоит задуматься: не существует ли здесь и еще
какой-то общей для всех причины?
Да. Существует. Имя ее - Двадцатый Век.
Фантастика сопровождает все великие повороты в истории
человечества. Фантастикой было проникнуто Возрождение. Ей
отдало большую дань рационалистическое Просвещение. Предс-
тавление о фантастическом было в эти две эпохи различным,
но-ни одну из них невозможно представить себе без фантасти-
ческих вещей, оставленных нам, - без "Гаргантюа и Пантагрюэ-
ля", "Путешествий Гулливера", "Микромегаса".
Фантастика всегда принимала деятельное участие в преобра-
зовании реального мира. И, разумеется, - в его объяснении.
"Путешествие к Лилипутам" неплохо помогло современникам
Свифта постичь характер придворных интриг, механизм управле-
ния государством и смысл партийных междоусобиц, а "Путешест-
вие в Лапуту" - разобраться в том, чему будут служить дости-
жения науки, если ими воспользуются привилегированные клас-
сы: летающий остров служит для запугивания населения и выко-
лачивания налогов, что же касается его обитателей, "верхних
слоев общества" (на этот раз в буквальном смысле слова), то
дураки-то они дураки, а свой интерес помнят!
Но вот что удивительно: фантастика была, а фантастов не
было! Ни Рабле, ни Свифт, ни Вольтер не были писателями-фан-
тастами. Назвать их таковыми можно разве лишь затем, чтобы
подчеркнуть, какой огромный вклад внесли они в



Назад