6703fa25

Казак-Барский Роман - О Любви



Роман Казак-Барский
О любви
От автора
Говорят, к началу конца Великой Державы в стране было... порядка
десяти тысяч членов Союза писателей. Целая дивизия!.. Рядовые, унтера,
офицеры и Генерал... На идеологическом фронте такое соединение можно бы
приравнять к армии, а то и группе армий. Нигде кроме, как...бойцов этих
готовили высокопрофессионально, им предоставляли работу, обеспечивали
заказами, и за их выполнение жаловали... "Партизаны", которые норовили не
как все, наказывались. Дабы не "возникали". Как только рухнула Держава,
дивизия особого идеологического назначения распалась, и бойцам бывшей
гвардии пришлось выходить из "окружения" группами и поодиночке в полном
соответствии со своими талантами.
Поскольку ваш покорный слуга не кормился пером, "партизанил" для себя
лично и близких друзей, памятуя слова классика: "... нечего сказать нового
людям, - не берись за перо...", то и собралась в моем столе толика
упражнений. Кое-что из своей коллекции представляю вам для прочтения и
размышления, зачисляя вас в список своих друзей. Но предупреждаю: расистам,
нацистам, коммунистам, евангелистам, дарвинистам и детям моложе 16 лет
читать сии упражнения небезопасно, ибо чтение и, особливо, размышление
чреваты побочными явлениями: несварением, запором, обильным выделением
желез внутренней секреции и обострением сексуальной патологии.
Итак, с Богом!
И В СОЧЕЛЬНИК В САМЫЙ, В НОЧЬ
Глубокая чернь ночи медленно просветлялась. Вверху воздушные струи
раздвинули тяжелые снежные тучи, и яркие звёзды рассыпались в бездне
Вселенной. Здесь внизу, у самой земли, в неподвижном воздухе застыли в
пушистой пене молодого снега стройные пирамиды громадных старых елей,
кустарник, покатые крутые кровли изб и домов. Был тот час ночи, когда
прекращалась людская суета в окрестностях громадного мегаполиса, и земля
вокруг на короткое предрассветное время успокаивалась, приобщаясь к тишине
Космоса.
Он стоял на крыльце добротной рубленой избы в расстёгнутом хорошо
выделанном нагольном полушубке. Широкоплечий, с мощным торсом, большими
руками, привыкшими к тяжёлой физической работе, скорее среднего роста, чем
высокий. Его череп, украшенный обильным волнистым волосом, сидел на шее
античного атлета. Коротко остриженная борода ассирийского царя, рассеченная
густыми седыми прядями, идущими от углов рта, обрамляла большой сочный рот.
Волосы на голове, заснеженные у висков, густые и черные, с редкими седыми
нитями, едва прикрывали крупные уши с вислыми, как петушиная борода,
мочками. Мочку левого уха отягощала тусклая, величиной с горошину речная
жемчужина. Большой покатый лоб, крупный прямой нос и глубоко сидящие глаза
под густыми бровями выдавали в нем человека, рождённого под обильным южным
солнцем. Под полушубком у него не было ничего, кроме льняной домотканной
нательной рубахи с расстёгнутым воротом, открывающим широкую грудь, где
среди редкого курчавого волоса, начинающего уже седеть, покоился крупный,
сантиметров в пять, равносторонний кипарисовый нательный крест на грубом
шерстяном шнуре. Он жадно вдыхал воздух, и казалось, что его грудь
вздымается, как мех в старой кузнице. Он был мужественен и красив той
мужской красотой, какая испокон веков влечет женщин. Он смотрел вдаль
поверх вершин елей, и его губы медленно шевелились...
- ... Господи, Господи, - шептали его губы, - благодарю Тебя, что Ты
меня отправил в эту страну не в очередь... Хоть мог Ты послать моего
брата... Тем более, что под его опекой находятся сии необоз



Назад