generic cialis online 6703fa25

Казакевич Эммануил - Приезд Отца В Гости К Сыну



Эммануил Генрихович КАЗАКЕВИЧ
ПРИЕЗД ОТЦА В ГОСТИ К СЫНУ
Рассказ
Иван Ермолаев ждал в гости своего отца. В письме не было сказано,
когда именно и с каким поездом отец приедет, и Иван волновался и досадовал
на расхлябанную деревенскую манеру писать письма, где о выезде сообщалось
двумя словами, а о самочувствии дальних родственников и соседей, почти
забытых Иваном, - на четырех полных страницах из школьной тетради.
Двадцать восемь лет назад, пятнадцатилетним мальчиком, уехал Иван из
деревни, вернее - был выгнан невзлюбившей пасынка молодой мачехой, совсем
как в сказке. Дальнейшая жизнь его тоже оказалась некоторым образом
похожей на сказку, непростую и трудную в каждодневье, но полную
увлекательных событий и чудесных превращений, если оглянуться назад и
охватить взглядом всю картину.
Маленьким мужичком с льняными волосами, в лаптях и посконной рубахе
пришел он в областной город Пензу, а оттуда завербовался на новостройку в
Магнитогорск, город, о котором говорилось так, словно он есть, хотя его
еще не было. Чернорабочий, фабзаяц, плотник, бетонщик, Иван в числе
десятков тысяч других строил своими руками завод, а завод, в свою очередь,
тесал и плавил его самого, незаметно тесал и плавил его по своему образу и
подобию. Так тихий и безответный крестьянский мальчик превратился в
знаменитость, чье имя упоминалось при всяком перечислении виднейших
доменщиков страны с такой же неизбежностью, с какой, например, Лермонтов
упоминается при каждом перечислении наиболее выдающихся русских поэтов;
всегда голодный вороненок, полный совершенно превратных представлений о
мире и потливого страха перед старшими, перевоплотился в спокойного,
уверенного в себе человека, отца большой семьи, книгочея и любителя писать
статейки в газету; безропотный житель самых холодных углов строительских
бараков стал владельцем четырехкомнатного дома с садом в новом городе на
правом берегу Урала, депутатом горсовета, членом разных комиссий - словом,
одним из тех, которые могли бы называться почетными гражданами
Магнитогорска.
Естественно, что Иван любил Магнитогорск затаенной, но сильной
любовью. Город был для него не просто местом проживания, как старые города
для своих жителей, - один не мог бы существовать без другого: если бы не
город, Иван не стал бы Иваном, если бы не Иван, город не стал бы городом.
Отцовская и сыновняя любовь одновременно - редчайшее чувство; такое
чувство питал Иван к Магнитогорску.
Домой он не писал - не так от обиды, как от тягостного и ясного
понимания равнодушия к нему домашних. Он только время от времени посылал
им то пятьдесят, то сто рублей, а когда встал твердой ногой у доменной
печи в качестве третьего, затем второго и, наконец, старшего горнового,
начал посылать по двести рублей ежемесячно. В ответ он иногда получал
короткую писульку о том, что деньги получены, с присовокуплением обычных
поклонов от разных дядьев и кумовьев. Жена Ивана, Любовь Игнатьевна,
расставалась с этими деньгами без особой охоты: каждый раз к концу месяца
ей казалось, что не хватает именно этих двухсот рублей. Но, попытавшись
однажды задержать отсылку денег, она получила от обычно покладистого и
спокойного Ивана такую яростную и оскорбительную острастку, что с тех пор
исполняла эту обязанность с примерной аккуратностью.
Дело в том, что в Иване все эти годы жила тихая, не очень сильная, но
сосущая боль при воспоминании о родной деревне. Боль эта по прошествии лет
слабела, а в последнее время давала знать о себе все реж



Назад