6703fa25

Казакевич Эммануил - Синяя Тетрадь



Эммануил Генрихович КАЗАКЕВИЧ
СИНЯЯ ТЕТРАДЬ
1
Светлое северное небо слабо озаряла туманная луна. Две лодки плыли по
озеру.
Ленин сидел на корме первой лодки и все время, напрягая зрение,
вглядывался в белесый сумрак далекого берега. Он размышлял о том, что если
там, на заозерном сенокосе, будет спокойно и безопасно, он сможет выписать
туда синюю тетрадь с заметками и закончит давно наболевшую и чрезвычайно
важную брошюру.
Он вглядывался в туманную даль настороженно и пристально, потом
подумал, что это вглядывание ни к чему и что можно, в сущности, закрыть
глаза. Такая мысль не приходила ему в голову раньше. Закрыв глаза, он
теперь только услышал скрип уключин, бормотание и всхлипы воды, теперь
только почувствовал себя сидящим в лодке под необъятным небом, на котором
лунный лик в дымке легкого тумана неторопливо отплывает все влево, все
влево.
Его обволокло ощущение глубокого покоя, впервые за долгое время. Было
похоже на то, как если бы он много месяцев подряд бежал, бежал быстро, то
в гору, задыхаясь, то под гору, еле сдерживая бег; мимо проносились дома,
улицы, города, страны, людские толпы; бесконечное множество слов,
выкрикиваемых на разные голоса и произносимых жарким шепотом — слова
русские и иностранные, ученые и простецкие, жесткие и мягкие, дорогие и
ненавистные, — напирали, сталкивались, били в него, как струи ветра в
бегущего. И вот он сразу остановился. И оказался в маленькой лодке,
плывущей под светлым небом по темной воде. Оборвалось завихрение слов,
мелькание лиц, замерли в мозгу молоточки-головоломки почти неразрешимых
проблем. Уключины тихо поскрипывали, вода безмятежно бормотала.
Между тем берег приближался. Не было бы ничего сверхъестественного,
если бы у самого берега лодку встретил винтовочный залп. Стоило одному из
десятка людей, знавших местопребывание Ленина, проговориться или нарушить
правила конспирации, и здесь могла очутиться засада юнкеров и казаков. За
каждым деревом на берегу мог прятаться юнкер или казак. Ленину вспомнилось
виденное им в прошлое воскресенье у Таврического дворца лицо одного
казака — тупое и безглазое, такое же красное, как и лампасы на его штанах.
И Ленин представил себе, что именно этот бравый казак и может стоять за
одним из деревьев на берегу — с узкими глазами, не способными ничего
видеть, способными только прицеливаться.
Ленин не чувствовал никакого страха и подумал о том, что, в сущности,
мало дорожит жизнью Ульянова. Этот Ульянов, родившийся сорок семь лет
назад в городе Симбирске, прочитавший горы книг и исписавший горы бумаги,
очень устал, страдает бессонницей и головными болями. Быстрая и
безболезненная смерть не пугала его, человека ох как твердо знающего с
отроческих лет, что он смертная частица неумирающей природы! Но жизнь
Ленина, вождя самой революционной партии в России, следовало сохранить
обязательно.
Видно, жизнь его была нужна революции, если его смерть так
понадобилась врагам ее. Разумеется, долгие годы готовя революцию, он
готовил и себя к ней. Право же, он даже ходил помногу в городах и горах
Европы, плавал подолгу в ее реках и озерах, бегал на коньках и ездил на
велосипеде — ради революции: чтобы не сломаться физически, когда она
грянет, чтобы выдержать ее напряжение, когда настанет час действий. Однако
о значении собственной личности он задумывался редко и только недавно, три
месяца назад, вернувшись в Питер после десяти лет эмиграции, впервые
полностью осознал свою роль в событиях.
С юмористическим удивлением



Назад