6703fa25

Казаков Дмитрий - Ивар Ловкач 3



ДМИТРИЙ КАЗАКОВ
СОЛНЦЕ ЦВЕТА МЕДА
На земли викингов, словен и русов надвигается беда: спасаясь от таинственной угрозы, народы Юга рвутся на север. Война докатилась до Киева и Хольмгарда (Великого Новгорода) и вплотную подступили к Северным Землям...

Знаменитый конунг Ивар Ловкач оказывается перед выбором: что для него важнее богатство, слава или родина? Отравляясь в новый и опасный поход, он не подозревает, что слуги Чернобога вынесли ему смертный приговор.
Глава 1
НАШЕСТВИЕ
Нос корабля, выскочившего из-за пологого мыса, украшал нагло скалящийся козлиный череп. На мачте раздувался широкий белый парус, и солнце играло на десятках вывешенных вдоль бортов алых вытянутых щитов.
Чужак шел точно наперерез драккару, и курс его красноречиво говорил о намерениях.
— Ничего себе! — Нерейд Болтун даже присвистнул. — Это еще что за штуковина?
— Ладья, — ответил Арнвид, эриль дружины викингов, — а на ней — венды. И лучше приготовиться к битве.
— Венды? Здесь, у острова Хисинг? — удивился конунг Ивар по прозвищу Ловкач, только вчера выведший драккар из Конунгахеллы в море, чтобы двинуться на юг, к землям саксов.
Венды, обитатели южного побережья Восточного Моря, редко показывались западнее данских островов, и встретить их судно здесь, у берегов Ранрики, было сложнее, чем кита в горах Ямталанда.
Но удивлялся конунг недолго.
— К оружию! — рявкнул он зло, и викинги засуетились, натягивая кольчуги.
Запели, полосуя воздух, первые стрелы. Венды славились как хорошие лучники, и остроклювые птицы смерти одна за другой впивались в борта драккара, яростно звякая о щиты.
— Давай-ка им навстречу! — крикнул Ивар, и Эйрик Две Марки налег на рулевое весло.
Драконья голова слегка качнулась, и корабль викингов, на самом деле похожий на скользящего по волнам морского змея, повернул в сторону куда более тяжелой, напоминающей громадную птицу, ладьи».
— Луки готовь!
Но выстрелить в ответ не успел никто. Ивар ощутил пронизавшую тело странную дрожь, глаза неожиданно заслезились, и палубу драккара словно накрыло облако полупрозрачного дыма.
Краем глаза конунг видел, как замирают его воины, как оружие с лязгом вываливается из ослабевших рук, а на обветренных лицах застывают гримасы покорного равнодушия.
Мир уплывал, затягиваясь серой пеленой, медленно исчезали звуки.
— Чары наводят! — Голос Арнвида звучал, словно из-за стены, глухо и неразборчиво, — Сейчас я им!
Нестерпимо ярко полыхнула начертанная в воздухе руна, и будто горячий ветер овеял приунывших викингов.
— К бою! — Ивар встряхнулся, и над морем полетел боевой клич, наводящий ужас на всех берегах от Дюплинна до Бьярмаланда: — Одину слава!
— Одину слава! — заревели дружинники, и в этот момент корабли сошлись вплотную.
Стрела вонзилась в палубу прямо под ногами Ивара, и тут же вслед за ней на борт драккара спрыгнул широкоплечий воин. Высокий шлем с личиной сверкал словно кусок льда, а длинный меч в руках двигался с такой скоростью, что его трудно было разглядеть.
Лезвие рассекло воздух совсем рядом с головой конунга, и Ивар еще успел удивиться, что различил растекавшиеся по стали серебристые блики. Лицо обдало неприятно холодным ветерком.
Тело конунга действовало само. Оно дернулось в сторону, уходя от пронесшегося мимо копья, а руки заученным движением вонзили клинок точно в открывшееся горло противника.
Тот рухнул за борт. Схватка кипела по всей носовой части драккара. Венды один за другим прыгали с борта ладьи; чуть в стороне от Ивара, яростно рыча, как медведь среди псов, ворочался берсерк



Назад