6703fa25

Казаков Дмитрий - Коронация



Дмитрий Казаков
Коронация
Нет четкой грани между богами и людьми:
одни переходят в других.
Фрэнк Херберт
Наступило утро. Солнце, желтенькое, словно вымытый лимон, вынырнуло из
сине-зеленой пучины моря на востоке, и замерло в бирюзе неба, словно
спрашивая: рады ли мне?
Золоченые львы на Приморских воротах гордо оскалили пасти, приветствуя
светило, и блики гуляли по острым клыкам. За воротами просыпался Терсис,
город Тысячи домов, известный на всех берегах великого моря.
Приветствуя рассвет, Амир, верховный жрец Баала, бога-покровителя города,
вышел на восточную террасу храма. Сегодня особый день, и начать его тоже
следует по-особому. С террасы открывается вид на ряды домов с плоскими
одинаковыми крышами. Ветер доносит ароматы цветущих по весне деревьев.
Прямо перед храмом простирается священная площадь, вымощенная мрамором,
розовым, как кожа новорожденного. На него нельзя ступать грязной ногой,
святотатца ждет жестокая кара.
Но в священное утро благородную чистоту пятнало нечто, на первый взгляд,
напоминающее кучу грязи. Присмотревшись, Амир ахнул. Так и есть, Хассир,
главный городской пьяница и дебошир! Напился и лежит в луже собственных
испражнений, как нечистое животное свинья. Явно не проводил ночь в посте и
молитвах, как положено перед Коронацией. И где только вино берет,
святотатец!
Вскоре жрец во главе небольшого отряда храмовых стражников и слуг вышел
на площадь. Ее надо очистить, и как можно скорее!
От Хассира разило, словно из выгребной ямы. В ответ на удар тупым концом
копья он замычал, и попытался отмахнуться:
- Вставай, любезный, - прошипел Амир. Верховному жрецу запрещено
браниться, о чем он в этот момент сильно пожалел.
Повторный удар возымел действие. Выпивоха приподнялся, и повернул опухшее
багровое лицо к стражникам. Маленькие голубые глаза смотрели мутно:
- К-кто здесь? - язык пропойцы изрядно заплетался.
- Убирайся отсюда, быстро! - сказал Амир, зажимая нос. - Сегодня же
Коронация, праздник Баала!
- А плевать я хотел на вашего Баала, - щербато улыбнувшись, ответил
Хассир. - И на Хренацию тоже...
Выговорив это, он вновь рухнул на мрамор, смачно пустил ветры, и хриплым
голосом заорал:
Ох, не жди меня, жена!
Не вернусь домой!
Я купил себе вина!
Ой-ой-ой!
"Ах ты, сын собаки и осла!" - выругался про себя Амир, а вслух скомандовал:
- Тащите!
Стражники с гадливыми минами подхватили Хассира под руки, и поволокли,
словно мешок с отбросами. На вопли "Я - человек, и звучу гордо!" они
внимания не обращали. Слуги кинулись затирать дурно воняющее
желто-коричневое пятно.
- Сдайте его в городскую темницу, - крикнул вслед стражам жрец.
Утреннее происшествие Амир почти сразу выкинул из головы - не до того.
Сегодня - Коронация, или, по-простому говоря, выборы нового правителя.
Месяц назад отошел к праотцам Нассур Человеколюбивый, да предоставит ему
Баал на небесах триста шестьдесят пять девственниц! Трон пустовать не
должен. Но преемника может выбрать только сам бог-покровитель, для чего
Коронация и предусмотрена. Избранник бога станет его рукой, языком и
волей, и под его правлением процветать будет Терсис, город Тысячи домов.
"Человек да правит!" - рукой самого бога высечено на алтаре, что
воздвигнут в храме более тысячи лет назад. За долгие годы, за многие
Коронации, на опыте смертей сотен претендентов, жрецы составили примерный
список черт, которыми, по мнению Баала, должен обладать Человек.
Это обязательно мужчина, не моложе двух, и не старше трех дюжин лет.
Должны отсутс



Назад