6703fa25

Казаков Дмитрий - Ночь Судьбы



ДМИТРИЙ КАЗАКОВ
НОЧЬ СУДЬБЫ
…Цикл длится ДВЕНАДЦАТЬ ЛЕТ. А потом настает Ночь Судьбы — и в Храм Судьбы на таинственном Острове входят лучшие из отмеченных Даром — воинским, колдовским или правительским, лучшие из СЕМИ НАРОДОВ, населяющих мир. Прекрасные маги-альвы.

Безжалостные воители-йотуны. Цверги-«полурослики». Орки из диких степей. Чернокожие «гологоловые» зулы. Мудрые «зеленоголовые» южане-моряки. «Волосатые» северяне-славины.

Из Храма Судьбы на исходе Ночи выйдет лишь ОДИН из собравшихся. Именно его народ и получит на грядущие двенадцать лет верховную власть над миром. Ночь Судьбы скоро наступит — и к Острову уже идут альв Бран, йотун Терик, цверг Луций, «зеленоголовый» Истарх, орк Кум, зул Мбома и «волосатый» Хорт…
Глава 1
Старик
Утро пятого дня месяца Оленя выдалось хмурым. Сизые башни туч загромоздили небеса, снежинки плясали над застывшей в зимнем сне землей.
Родомист отвел взгляд от окна, тяжко вздохнул. В день Осла, который положено посвящать работе, он сидит в бездействии. Смотрит в небо, и в низких облаках ему мерещатся крылатые тени, стремительные и беспощадные.

Мерещатся ему, магу, пусть и старому, но осененному пламенем Дара!
Вещи собраны, и давно пора уходить. Но что-то еще держит мага в башне, которая серым пальцем высится над столицей маленького княжества. Невидимые цепи воспоминаний и нерешительности держат крепче металлических.

Но еще день-два промедления, и серые тени в облаках обретут реальность, обрушатся огнедышащими смерчами. И оставят от строения лишь пышущую жаром груду обломков.
Маг завозился в кресле, обуреваемый тяжкими думами: что делать ему, одному из магов народа людей, самого слабого сейчас из Семи Племен? Что делать, ведь идет к завершению год Сокола, а вместе с ним и Цикл Воды?

Что делать момент, когда не собрать Совет магов и не выбрать должным порядком людей для похода? Тех, один из которых должен пережить Ночь Судьбы!
Но молчит небо, роняя перышки снега, безмолвствует земля. Да, приходится все решать одному...
— Леслав! — крик Родомиста отдается от стен, и холодным призраком блуждает по башне, заставляя вспомнить, что зима в самом разгаре.
— Я здесь, — высокий юноша переступил порог. Лицо его весело и чисто, глаза сияют. Для него жизнь все еще чудесный и бесконечный праздник.
— Мы выходим. У тебя вес готово?
— Да, учитель. Вещи собраны, слуги распущены по домам,— улыбка видна в голубых глазах, на блестящих губах, и волнистые русые волосы воинственно топорщатся. Для него, ученика мага, сегодня начинается приключение.

Он не знает, что на самом деле учитель бросает его прямо в огонь. Но и оставить юношу нельзя. Попади в руки врагов ученик, и они сделают с учителем все, что захотят.

В отношении магов фраза, что «ученик — продолжение учителя» совсем не красивый оборот речи.
— Вперед, — маг с кряхтением поднялся из кресла. Вслед за учеником спустился к выходу. Ключ противно проскрежетал в замке, закрывая дверь, которая не запиралась, наверное, лет десять.

Ох, не подходит день Осла для путешествий, но поздно отступать. Леслав побежал со всех ног к крайнему от башни дому. Там живет Яромир, старший из слуг.

Он и получит ключ на хранение.
Маг, не спеша, пошел к северным воротам. Снег хрустел под ногами, любопытные снежинки залетали под капюшон полушубка и смертью платили за любопытство, мокрыми трупиками расползаясь по коже. Мешок за плечами почти не тяготил.

Но это лишь первые сажени пути.
По дороге до городских ворот Родомист не встретил никого. Время раннее, да и зима. Для горожан день



Назад