6703fa25

Казаков Дмитрий - Последние



Дмитрий Казаков (Loky)
Последние
Холод пробирал до костей. Промозглая ноябрьская сырость забиралась под
одежду, заставляя плотнее запахивать кафтан и пододвигаться ближе к огню.
Дрова в камине были отборные, горели жарко, но даже очаг не помогал
согреться. "Ничего себе маг" - подумал старик, что сидел в кресле перед
камином, - "Мерзну как самый последний нищий". Но даже маги не властны над
временем, а триста шестьдесят два года - это глубокая старость для мага,
когда от холода, от холода подступающей смерти не спасут ни огонь, ни
заклинания, ни вино, ни даже тепло женского тела.
Он спрятал мерзнущие руки в обшитые мехом рукава кафтана, так стало
чуточку теплее. Мысли текли вялые, неторопливые, видимо им тоже было
холодно. Два дня назад ручной ворон принес на окно перстень из простой
меди со вставками из гематита. На буровато-красном камне была вырезана
одна, только одна руна: Соулу.
Это значило очень много, это значило то, что умер последний из его
собратьев по ремеслу, и Гистольф из Нигдебурга остался последним магом на
весь населенный мир. "Да, триста лет прошло от разгрома Школы, а магов
больше нет, и не будет больше. Как быстро мы вымерли.
Новых магов не подготовить вне Школы, а новую так и не удалось создать.
Все дело в том, что мы, выжившие, не смогли договориться.
Жаль". Осторожный стук в дверь прервал размышления.
- Входи, Астольф. Что там?
- Господин маг, к вам бургомистр.
- Поставь еще кресло к очагу и пригласи его сюда, - он закрыл глаза,
расслабляясь перед разговором. Слышно было, как сопел слуга, передвигая
кресло. "Сто пятьдесят лет я городовым магом. Пережил уже двенадцать
бургомистров в вольном городе Нигдебурге. Этот - тринадцатый. Чего он
хочет? Зима еще не началась, о море и болезнях нет слухов. Может нашествие
грызунов?". Послышались шаги, тяжелые шаги грузного, солидного человека.
Маг открыл глаза.
- Добрый день, бургомистр.
Присаживайтесь.
- Добрый день, господин маг. Только он совсем не добрый, - ответил
дородный, молодой еще мужчина с золотой цепью главы города на шее, садясь
в предложенное кресло.
- Что же случилось?
- Дракон.
- Дракон? - улыбка появилась на лице старика, словно цветок посреди
сугробов. - А я думал, что в этой жизни не осталось вещей, способных меня
удивить.
- Он появился около южных ворот. Десятник стражи прибежал с сообщением.
Огромный, говорит, - страх прорезался в уверенном голосе бургомистра.
- Значит, дракон, - голос мага звучал обреченно, и Гистольфу это не
понравилось.
- Господин бургомистр, я решу эту проблему до вечера. Не беспокойтесь,
- эти слова получились гораздо лучше, уверенно и твердо.
- Хорошо, господин маг, - ответил бургомистр, вставая. - Это все, что я
хотел от вас услышать. Не буду вам мешать. Но на лице главы города
читалось явное сомнение. "И эта старая развалина когда-то носила прозвище
Гистольф Драконоубийца?
Сейчас он почти ни на что не годен. Эх, придется самим видать
справляться" - думал бургомистр, спускаясь по лестнице.
Маг тем временем все сидел в кресле, глядя в огонь. Вставать не
хотелось, встать значило уйти от огня, который давал хоть какое-то тепло.
Но долг пересилил, старик поднялся и сделал пару шагов. Холод мгновенно
впился в тело тысячей ледяных когтей, раздирая внутренности. Гистольф с
трудом сдержал кашель:
- О, боги! Астольф, плащ мне!
Посох он взял сам. По лестнице спускался медленно, осторожно, ведь
последний раз делал это еще в прошлом году.
С домашними делами справлялся слуга, а колдовать



Назад