6703fa25

Казаков Дмитрий - Самое Главное Испытание



Дмитрий Казаков (Loky)
Самое главное испытание
Солнечные лучи, разрезанные витражом окна, падали на пол разноцветными
неровными квадратами.
Яркий весенний день вступал в свои права, и подстать ему было
настроение у Ольгерда. Подходил срок его ученичества. День-два, и старый
Гедимин, учитель, наставник, посвятит его в маги. Великая честь! Известно,
что маг из линии великого Витовта берет в жизни только одного ученика, и
только лучшего из лучших.
Ольгерд улыбнулся пылинкам, кружащимся в световом столбе, и вернулся к
работе. Сколько осталось до окончания ученичества, год или день, неважно,
рунескрипт Рунескрипт - надпись из нескольких рун, нанесенная на камень
или дерево. Пишется с магическими целями. должен быть закончен. Резец
легко скользил по дереву, светлые стружки оседали на стол. Ольгерд шептал
нужные слова, и руны начинали жить, дышать Силой. По ровным линиям
пробегали зеленоватые сполохи, пальцы покалывало.
Последняя руна далась с неожиданным трудом. Воздух словно сгустился,
пальцы застыли, скованные морозом, язык присох к небу. Но Ольгерд не
растерялся. Как и положено, обратился к Тору Тор - бог-воитель, защитник
от нечисти. Его знак - молот., и мысленно начертал пред собой его
священный знак. Сопротивление тотчас исчезло, лишь дрожь пробежала по
телу, и тьма недовольно заворчала в углах.
Рунескрипт лежал перед ним законченный, но Ольгерд никак не мог постичь
до конца его смысл. "Необходим для последнего испытания" - сказал учитель,
давая задание, и довольно нечетко обрисовал требуемый эффект, и
необходимые руны. Ольгерд провел два дня, пытаясь добиться наилучшего
сочетания знаков, и вот - результат. Но, кроме явного, рунескрипт имел и
второй, скрытый уровень действия. Его ученик мага не мог расшифровать,
хоть и составил рунескрипт сам.
Дверь скрипнула, и вошел Гедимин, принеся запах летнего луга. Травяные
ароматы сопровождали старого мага всегда, за что в народе его прозвали
Травяным Магом.
- Вижу, у тебя все готово?
- спросил он, улыбаясь.
- Да, учитель! - ответил Ольгерд гордо, и протянул учителю деревянную
пластину.
- Хорошо, - довольство сверкнуло в синих глазах старика. - Ты отлично
справился! Теперь тебе осталось одно, самое главное испытание, которое,
одновременно, является и посвящением. После него ты станешь магом!
- Я готов! - юноша порывисто вскочил.
- Хорошо, идем, - старый маг повернулся, и направился к двери.
Они вышли из комнаты, и по винтовой лестнице спустились в подвал. Здесь
оказалось холодно, откуда-то издалека слышались звуки капающей воды. Пахло
камнем и сыростью.
Гедимин выудил из потайного кармана ключ, и открыл дверь, за которой
Ольгерду, несмотря на несколько лет, проведенных в башне, бывать не
приходилось.
За дверью притаилась темнота. Застучало огниво, и учитель запалил
свечу. Сначала одну, затем - от нее, множество других. Неверный
колеблющийся свет вырвал из мрака низкое длинное помещение. В задней стене
темнела еще одна дверь, а справа от входа находился алтарь - глыба черного
камня. На алтаре лежал топор, лезвие которого также отливало чернотой.
Глыбу в изобилии украшали руны, странно изломанные, нарисованные в самых
необычных сочетаниях.
Гедимин подошел к алтарю, поклонился ему. Сухощавые руки поместили
рунескрипт, созданный Ольгердом, в центр черной поверхности.
- Что же, пришло время, - чужим, низким голосом, сказал Гедимин, и
повернулся к ученику. - Ты готов?
- Да, - ответил Ольгерд твердо, хотя ноги у него дрожали.
- Сейчас, на этом к



Назад