6703fa25

Казаков Юрий Павлович - Странник



Юрий Павлович Казаков
СТРАННИК
1
Шел по обочине шоссе, глядя вдаль, туда, где над грядой пологих холмов
стояли комковатые летние облака. Навстречу ему туго бил ветер, раздувал
мягкую, выгоревшую на солнце бородку. На глаза часто набегали слезы, он
вытирал их грязным, загрубевшим пальцем, опять, не моргая, смотрел вперед, в
слепящее марево. Его обгоняли автомашины, бешено жужжа шинами по асфальту, но
он не просил подвезти, упрямо чернел на сером, блестящем посередине от масла
шоссе.
Был он молод, высок, немного сутуловат, шагал широко и твердо. Резиновые
сапоги, зимняя драная шапка, котомка за плечами, теплое вытертое пальто - все
это сидело на нем ловко, не тяготило и не мешало.
Думал ли он о чем-нибудь, шагая мимо деревень, лесов, мимо рек, зеленых
полей и бурых паров? Синие его глаза в красных веках не смотрели ни на что
внимательно, ни на чем подолгу не останавливались, блуждали по далям, по белым
облакам, заволакивались слезами, потом опять бездумно глядели. Звонко стукала
по асфальту ореховая, позелененная травой палка. Подкрадывались к шоссе кусты,
задумчиво подходили большие старые березы и вновь неслышно уходили, не в силах
скрыть великого простора полей.
Солнце перевалило за полдень, стало жарче и суше, ветер нес запах теплого
сена, разогретого асфальта, а странник все так же ходко шагал, постукивал
палкой, и неизвестно было, куда он идет и сколько еще будет идти.
Наконец он заметил очень далеко справа белую черточку - колокольню. А
заметив, скоро свернул на пыльный проселок и пошел уже медленней. Дойдя до
чистой глубокой речки, он сел в тени кустов, снял котомку, вынул яйца, хлеб и
стал есть. Жевал он медленно, тщательно оглядывая кусок, прежде чем положить в
рот. Наевшись, перекрестился, смахнул с бороды и усов крошки, тяжело поднялся,
пошел к речке напиться. Напившись и вымыв лицо, он вернулся, забрался еще
глубже в кусты, положил котомку под голову, поднял воротник, надвинул на лицо
шапку и мгновенно уснул крепким сном сильно уставшего человека.
2
Спал он долго и проснулся, когда солнце село уже за холмы. Протер
нагноившиеся глаза и долго зевал, чесался, оглядываясь и не понимая, где он и
зачем сюда попал. Опухшее от сна лицо его не выражало ничего, кроме скуки и
лени.
По дороге в сторону шоссе проехала машина с бидонами молока. Странник
посмотрел вслед машине, лицо его оживилось, он быстро надел котомку, вышел на
дорогу, перешел мосток над речкой и пошел к деревне, замеченной им еще днем.
Справа начались сочно-зеленые темнеющие овсы, потом потянулся двойной
рядок елок. Солнце скрылось, оставив после себя узкую кровавую полосу заката.
Эта полоса светилась сквозь черный ельник, и смотреть на это свечение и
одновременно черноту было жутко. Странник заспешил, поднимая сапогами пыль. Он
боялся темноты и не любил ночи.
А запахи пошли теперь другие. Пахло похолодевшей травой, пылью на дороге,
томительно благоухали донник и медовый тысячелистник, от елок шел крепкий
смолистый дух. Небо было чисто и глубоко, потемнело, будто задумалось, и ясно
был виден слева молочно-белый молодой месяц.
Дорога стала петлять лесом, оврагами. Странник шел все торопливее, шевелил
ноздрями, втягивал воздух по-звериному, часто оглядывался. Раза два он
попробовал затянуть песню, но скоро смолкал, подавленный сумеречной тишиной.
Наконец запахло жильем, попалась поскотина, он пошел спокойнее, зорко
глядя вперед. Скоро разбежались, остались сзади кусты и деревья, и он увидел
боль
шую деревню с речкой вн



Назад