6703fa25

Казаков Владимир - Загадочный Пеленг



Владимир Казаков
Загадочный пеленг
РАКЕТЧИЦА
На Саратов с юга наползал туман, медленно растекаясь по берегам Волги.
Тускнели редкие огни затемненных улиц, нахохлились и полиняли домики под
Соколовой горой. Город затягивался серым покрывалом, тонул в настороженной
тишине.
Два курсанта авиационной школы с карабинами за плечами неторопливо
поднимались в гору по узкой тропке виляющей в зарослях бересклета.
Василий Тугов шел, нагнув голову, но ветки то и дело пытались сорвать
натянутую до ушей пилотку, царапали руку выставленную перед лицом.
Евгений Шейнин, посмеиваясь над товарищем-гренадером, легко проходил
кустарниковые туннели даже на цыпочках.
Многих удивляла их дружба. Казалось, что общего между всегда спокойным,
исполнительным, молчаливым великаном Туговым и тощим, длинноруким,
вертлявым, языкастым Шейниным. А дружба возникла, неверное, потому, что
командиры в воспитательных целях старались всегда и везде, соединять
Тугова с Шейниным, своей властью давали Тугову служебное первенство,
которое Шейнин принимал как должное, хотя в отличие от своего товарища
имел сержантский чин и боевые медали позвякивали на его застиранной
гимнастерке.
Вспыхнул прожектор, белым глазом прошарил кусты, и над военным городком
повис тревожный вопль сирены.
- Вася, давай газ! - Шейнин легко толкнул товарища стволом снятого с плеча
карабина.
Они прибежали в казарму и сразу у входа встретились со старшиной.
- Первый патруль прибыл из города. На Сенном базаре задержаны два
спекулянта и сданы в комендатуру. Больше происшествий' не было! - доложил
Тугов.
- Отдыха не будет. В строй!
Здание гудело от топота солдатских ног. Хлопали дверки ружейных пирамид,
сухо щелкали затворы, обоймы загонялись ударами ладони, и приклад стучал о
бетонный пол - боец в строю.
- На сей раз тревога не учебная! - сказал дежурный офицер, и в шеренгах
затих последний говорок, - Наше подразделение выделено для облавы на
ракетчиков в районе нефтеперегонного завода. Делимся на три группы. Первую
возглавляю я. Вторую - старшина. Третью - курсант Тугов. Машины ждут у
ворот.
...Автомобили с курсантами неслись по затемненному Саратову, освещая
дорогу подфарниками. Иногда впереди описывал красный круг фонарик патруля,
головная машина отвечала троекратным миганием. До крекинг-завода доехали с
ветерком. Офицеры скрытно рассредоточили людей вокруг объектов.
Волна дальних бомбардировщиков "хейнкель-111" вышла на город в 23.00 с
точностью до секунды. И сразу же корпуса завода, бензобаки, подъездные
пути осветились бледным светом выпущенных с земли ракет. Туман смазывал
очертания зданий, цистерны расплывались в нем -черными густыми пятнами.
Вывел трель командирский свисток - курсанты поднялись из засад. С
винтовками наперевес они двинулись вперед, сужая огромное кольцо. Ямы,
залитые нефтью с водой, кучи щебня и полусгоревших бревен разъединяли
неплотные цепи людей, и они, чтобы в темноте не потерять друг друга,
сбивались в небольшие группки. В сторону речного моста мотнулась ракета,
послышались выстрелы. Ракета брызнула звездочками и, будто пойманная
чьей-то рукой, мгновенно потухла.
Группа Василия Тугова подходила к подорванному нефтебаку. Поврежденный
бомбой несколько дней назад, он стоял- бесформенной черной громадой.
Фонарики осветили его рваные бока. Стальные листы, взметнув острые края,
нависли над воронкой, заполненной нефтью. Чрево бака ухнуло эхом близкого
взрыва.
Шейнин оступился и начал сползать в Яму, бормоча ругательства. Под узким




Назад