6703fa25

Казанцев Александр - Атланты 1



Я не создаю новых кумиров, пусть научатся у древних, во что обходятся глиняные ноги. Мое дело скорее - низвергать кумиры...
Фридрих Ницше
АТЛАНТЫ:
ПОПЫТКА ПЕРВАЯ
ОСТРОВ
ПРОЛОГ
Третий месяц научно-исследовательское судно “Академик Сахаров” бороздило Атлантику. Повинуясь вздорному желанию владельца корпорации “Рослее” русского американца мистера Эндрю Белоффа, оно искало доказательства исчезнувшей Атлантиды, которой на деле никогда не было.

Но платил мистер Белофф неплохо, а капитану Дробову было решительно наплевать, ради чего теплые волны облизывают обмедненные бока его судна, лишь бы платили, и “Академик Сахаров”, послушный его твердой руке, продолжал рассекать воды Атлантики. В данный момент он находился в сотне километров восточнее Азор.
Александр Васильевич Дробов, высокий моложавый старик - если, конечно, можно назвать “стариком” человека, спокойно выжимающего двухпудовую гирю, - стоял в рубке. Весело мигали огоньки пульта управления, на небольшом откидном столике стояла тарелка со свежей клубникой.

Дробов был гурман, и мистер Белофф умный человек! - помнил о слабости капитана. А тут еще очень кстати подвернулся повод- день рождения Дробова.

На рассвете судно настиг вертолет, опустивший на тросе небольшой контейнер с надписью “М-ру Дробову с пожеланиями долгих лет жизни”. Когда Дробов открыл ящик, там оказались маленькое, обложенное льдом, ведерко и темная паутинистая бутылка.

В ведерке была свежая, с росинкой клубника, а в бутылке коньяк такой выдержки, что один его запах чуть не свел капитана с ума. Решительно, Дробов начинал любить миллиардеров. Капитан смачно бросил в рот сочную ягодку и приказал компьютеру слегка подправить курс.
Щелкнула открываемая дверь - и послышались псевдоупругие шаги начальника экспедиции профессора Золотова. Он был доктором каких-то наук, почетным членом нескольких академий и бывал страшно скучен, когда трезв. А трезвым он бывал слишком часто.

Вообразив себя спортсменом, профессор ходил четким пружинистым шагом, считая, что это молодит его, но лишь выдавал себя младшим научным сотрудником, вовремя успевавшим при звуках знакомых шагов спрятать емкости с выпрошенным в медпункте спиртом и схватить в руки скучные книги по океанологии и проблеме третьего ряда надсечек на кухонных повседневных горшках сельской хоры Боспорского царства в 5- 4 веках до нашей эры. Профессор вяло пожал Дробову руку, бесцеремонно цапнул горсть ягод и спросил:
- Ну как, здесь есть что-нибудь интересненькое?
- А черт его знает! - немного раздраженно ответил капитан. Профессор был, увы, трезв, а это могло привести лишь к скучным заумным разговорам. Золотев проглотил ягоды и погладил свежевыбритый подбородок.

Затем он продолжил свой допрос.
- Что же, сегодня снова будем валяться кверху брюхом на шезлонгах?
- А что вас волнует, профессор? Вам, кажется, неплохо платят.
- Неплохо, - согласился Золотое.. - Ну так и живите в свое удовольствие!
- Живите... Я все-таки историк и археолог! Вот вы бы смогли жить в свое удовольствие на берегу?.
- Вряд ли, - подумав, решил Дробов.
- Вот видите! Вы не можете без моря, а я не могу без лопаты!
Капитан хотел съязвить, но передумал и спросил:
- Значит, опять останавливаем корабль, и вы будете ковыряться где-нибудь в шельфе?
- Не опять, а снова!
Дробов издал недовольный вздох.
- Ну не вздыхайте, не вздыхайте, Александр Васильевич! На этот раз мы не будем погружаться в открытом океане. Дождемся какого-нибудь острова и исследуем его подошву.
- Тогда поспешу вас обрадовать, - расцве



Назад