6703fa25

Казанцев Александр - Марсианин



Александр Петрович КАЗАНЦЕВ
МАРСИАНИН
В кают-компании "Георгия Седова" поселился дух "марсианской
катастрофы". Никто уже не хотел рассказывать об арктических приключениях,
моряки и полярники вспоминали подробности тунгусского взрыва, волновались,
спорили... Наш "Северный Декамерон", как сказал капитан, сел на мель...
- Придется уж вам выручать, Александр Петрович, - смеясь обратился он
ко мне. - Пусть теперь писатель-фантаст расскажет что-нибудь
фантастическое, раз астрономический гость на такой лад всех настроил.
- Да, да! - оживились собравшиеся в кают-компании. - Такое
расскажите, чтобы и поверить было нельзя!
- А в межпланетный корабль над тайгой поверили? - пошутил я.
- Американцы говорят: "В бога мы веруем, а остальное наличными", -
сказал капитан. - По-моему "наличного" было много.
- Так много, что... и не опровергнешь, - заметил летчик, огромный, в
собачьих унтах и комбинезоне. Он должен был выбрать место для аэродрома на
одном из островов и потому плыл на "Георгии Седове".
- Не поверишь... и не опровергнешь, - задумчиво сказал штурман
Нетаев.
- Значит, рассказать, чтобы не поверили? - спросил я, уже решившись
вклинить в слышанные здесь нехитрые повествования об арктической жизни
рассказ о жизни совсем иной, невероятной, невозможной, но...
Меня стали слушать, может быть, чуть недоверчиво, со снисходительной
или подбадривающей улыбкой, может быть, с той же самой, с какой
перевертывает читатель эту страницу, ожидая вымысла...
Впрочем, рассказ пойдет о сегодняшнем дне, об одной только встрече в
скучной комнате, с подтеками на потолке и чернильными пятнами на столах, в
центральном аэроклубе СССР имени Чкалова, в Тушине под Москвой.
В тот день я дежурил в аэроклубе. Нет, я не летчик, не удивляйтесь.
Дело в том, что несколько лет назад мы, энтузиасты астронавтики, создали
секцию астронавтики, общественную организацию, ставящую целью
содействовать будущим межпланетным полетам. Еще недавно над нами
посмеивались, в шутку называли нас, мечтающих о полете на Луну,
"лунатиками". Мы стойко сносили все, пропагандировали любимую свою
астронавтику, собирали вокруг себя всех, кого могли заразить верой в
космические полеты, создали различные комитеты: астронавигации, реактивной
техники, астрономии и биологии космического полета, радиоуправления...
Теперь уже над секцией астронавтики никто не смеется, в нее входят многие
ученые, прославленные летчики, студенты, инженеры, писатели... входят
юноши, девушки, зрелые люди и старцы, искатели, педанты и мечтатели...
Словом, как одному из организаторов секции астронавтики мне привелось
в год запуска первых искусственных спутников Земли дежурить в аэроклубе. Я
поговорил с двумя девушками и одним юношей, мечтавшими обязательно
полететь не куда-нибудь, а на Марс, и читал, оставшись один, полученные
письма.
Среди них встречались очень интересные. Юноша писал: "Мне 18 лет, я
только что окончил школу, я еще ничего не сделал в жизни, а хочется
сделать для науки так много. Я слышал, что в искусственном спутнике Земли
хотят послать в Космос собаку. Для науки, конечно, важнее, чтобы полетел
человек. Прошу помочь мне предложить свои услуги для экспериментального
полета в Космос. Я уверен, что успею передать по радио все свои
ощущения... И я увижу со стороны звезд земной шар..."
Другое письмо было от женщины: "Я домашняя хозяйка, мне 46 лет. И я
так ничего и не сделала в жизни. Позвольте мне послужить науке и
предоставить себя для изучения состояния человеческого



Назад