6703fa25

Казанцев Александр - Нет Без Фантазии Наук !



Александр Петрович КАЗАНЦЕВ
НЕТ БЕЗ ФАНТАЗИИ НАУК!
Вступительная статья
Фантастика... Какое притягательное слово!
Впрочем, одним она кажется пищей для ума, другим - развлечением или
отвлечением от действительности, третьим - второстепенной литературой,
чтивом. Надо ли спорить с этими, последними? Достаточно напомнить им, как
часто классики мировой литературы обращались к фантастике как к приему -
чтобы полнее, глубже, выразительнее воплотить свои замыслы, сделать
произведение доходчивее.
Легче всего противникам жанра восклицать о неправомерности отнесения
к жанру фантастики таких мировых шедевров, как "Шагреневая кожа" Оноре де
Бальзака, "Портрет Дориана Грея" Оскара Уайльда, "Нос" Н. В. Гоголя или
его же "Портрет". В основе всех этих произведений лежит явно
н е в о з м о ж н о е, а н т и н а у ч н о е, как теперь принято говорить,
д о п у щ е н и е, но оно окружено такими реалистическими деталями, что
начинает выглядеть достоверно. Писатель с помощью примененного им
литературного приема с особой яркостью рисует задуманный образ героя,
через увеличительное стекло вымысла показывает изображенный им мир.
Аналогичный прием "ожившего изображения" использован американским
фантастом Рэем Брэдбери в рассказе "Вельд": увлеченные телевизором дети,
любуясь в комнате дикими львами, вдруг в ужасе видят, как могучие хищники
сходят с экрана... Казалось бы, описано безусловно невероятное событие, не
имеющее ничего общего с действительностью. Но стоит вдуматься в смысл
этого рассказа!.. Ожившее изображение - символ. На самом деле
телеизображения не оживают, но... Они способны убивать! Чрезмерное
увлечение американских детей телевидением в конечном счете может привести
их к гибели, не менее страшной, чем от оживших львов: в Америке, о которой
пишет Брэдбери, экран оболванивает, оглушает, отбивает охоту к чтению,
лишает людей возможности приобщиться к подлинной культуре, лишает
интеллекта...
Как видим, даже такая невероятная фантастика несет в себе вполне
реальные - существующие - черты современности. Такие черты передавали с
помощью фантастического приема Бальзак, Уайльд, Гоголь, Достоевский,
Куприн... Чернышевский в романе "Что делать?", в главах, посвященных снам
Веры Павловны, поднял современную ему литературу до высот социальной
утопии.
Утопия - один из глубоких, полных философского осмысления видов
фантастики. Беря свое начало в веках далекого прошлого, она позволяла еще
древнегреческим философам - таким, как Платон, - высказывать свои мысли,
описывая воображаемые страны с утопическим общественным устройством. Томас
Мор, правомерно называемый совестью английского народа, в своем
философском трактате назвал вымышленную им страну "Утопией",
воспользовавшись древним греческим словом, которое в переводе звучит как
"Нигдейя" - то есть страна, которой нигде нет на Земле. Описывая эту
страну, философ показывал справедливое, по его мнению, устройство
общества. Таков и "Город Солнца", написанный в темнице "вечным узником"
Томмазо Кампанеллой, и "Новая Атлантида" Фрэнсиса Бэкона, и произведения
других писателей, прибегавших к подобным приемам для воплощения своих
замыслов.
Мы привыкли к классическим произведениям мировой литературы, и нам и
в голову не приходит, что, скажем, знаменитое произведение Джонатана
Свифта о путешествии Гулливера и об острове лапутян, летающем над Землей,
- бесспорная фантастика, служащая в данном случае сатирическим целям.
Однако сколь бы ни были невероятными допущения Свифта о



Назад