6703fa25

Казанцев Александр - О Сборнике 'ошибка Создателя'



А.Казанцев
О СБОРНИКЕ "ОШИБКА СОЗДАТЕЛЯ"
С особым удовольствием пишу я вступление к книге земля-
ков, сибирских фантастов.
Мне не раз приходилось представлять нашему читателю и на-
чинающих фантастов, и прославленных фантастов Запада, с про-
изведениями которых мы знакомились впервые. Припоминаю наше
первое путешествие с советским читателем по джунглям амери-
канской научно-фантастической литературы. Мы проникали тогда
в литературные заросли, где среди цепких лиан, ядовитых ко-
лючек и орхидей, среди мрака непроходимых чащ и засасывающей
топи вымысла отыскивали порой яркие цветы игры ума, могучие
стволы несгибаемой веры в человека, а иной раз и хинное де-
рево горечи сердца...
Правда, редкими были тогда наши находки, и немало встре-
тилось на пути уродств, рожденных фантазией без границ, чуж-
дой смелой и светлой мечты.
Оказалось, что в бурном потоке цветасто-крикливых обложек
не найти картин желанного будущего, не обнаружить мечты и
чаяния американцев. Все те же детективы гонялись за все теми
же гангстерами - но только в космических ракетах! Все те же
мускулистые супермены в шерстяных трусиках несли через
джунгли все тех же тоненьких блондинок, у которых "вайтлс"
(объем бюста, талии, бедер в дюймах) - 38-22-38, только
джунгли эти были венерианские или еще какие-нибудь инопла-
нетные... И в крутящейся пене сюжетов вздувались пузырями
научные и псевдонаучные термины и взлетали фонтаны фантасти-
ческих изобретений, которые нужны были авторам лишь для то-
го, чтобы поставить героев в ужасное положение, показать гу-
бительность знания и бесчеловечность человеческой натуры.
Больше всего нас заинтересовала тогда светлая, но ледяная
струя американской фантастики, которая сковывала читателя
холодом мрачного пессимизма и беспросветности, протестуя тем
самым против кризисов капитализма, против гонки ядерных воо-
ружений, влекущей к истребительной атомной войне... Таков
отрезвляющий холод произведений Рея Бредбери, описавшего
"будущий мир сожженных книг" и поплатившегося за это собс-
твенным домом, спаленным американскими неофашистами, после-
дышами Гитлера. Такова и едкая ирония некоторых рассказов
Айзека Азимова, который ввел в литературу героя-робота и ис-
пользовал перемещение во времени для раскрытия глубоких че-
ловеческих чувств. Таково, наконец, и предостережение от
всеобщей ядерной смерти австралийского писателя Невила Шата,
так убедительно прозвучавшее в фильме "На последнем берегу",
поставленном по его роману.
Не хочется вспоминать о мутном потоке фантастики времен
холодной войны, о грязных струях антикоммунистической пропа-
ганды и антисоветской клеветы. Этой западной (англо-сакской)
литературе, по словам французского литературного крити-
ка-коммуниста и видного общественного деятеля, в прошлом
бойца Сопротивления и ядерного физика Жака Бержье, противос-
тояла советская научно-фантастическая литература, несущая
веру в будущее и убежденная в неизбежной перестройке челове-
ческого общества.
В наше время фантастика стала любимым чтением не только
молодежи, но и ученых, инженеров, рабочих. В чем же притяга-
тельная сила книг, которые, казалось бы, уводят от действи-
тельности в вымышленный мир, в чужое время?
Подобный взгляд людей, скептически относящихся к фантас-
тике, глубоко ошибочен. Достаточно вспомнить о классиках
фантастической литературы. Вместе с героями романа Жюля Вер-
на мы погружались в глубины океана, поражаясь чудесам под-
водного мира и еще большему чуду - "Наут



Назад