6703fa25

Казанцев Александр - 'завещание' Нильса Бора



Александр Казанцев
"ЗАВЕЩАНИЕ" НИЛЬСА БОРА
1. Воспоминания
Говорят, все писатели рано или поздно принимаются за мемуары. Работая в
жанре научной фантастики, я считал себя от этого застрахованным, и вдруг...
Передо мной четкая фотография, снятая нашим фотографом Центрального Дома
литераторов А. В. Пархоменко. На ней группа писателей, моих товарищей по перу.
На первом плане поэт Семен Кирсанов, в заднем ряду Леонид Соболев, Георгий
Тушкан, Борис Агапов. В центре группы передо мной, проводившим эту встречу,
стоит очень пожилой человек рядом со своей заботливой женой. У него усталое
лицо с большим ртом и высоким лбом, живые, острые глаза.
Это Нильс Бор, великий физик нашего времени, один из основоположников
современной физической науки, а также один из создателей первой атомной бомбы.
Он романтически бежал на парусной лодке из оккупированной гитлеровцами Дании.
Он создал Копенгагенскую школу ученых, пройти которую считал за честь любой,
даже выдающийся физик первой четверти двадцатого века.
Нильс Бор говорил тогда на встрече с советскими писателями, что в физике
назревает кризис. Кризис "от переизбытка знаний". Сложилось положение, сходное
с концом девятнадцатого века, когда, казалось бы, все физические явления были
объяснены и найденные закономерности выражены в виде механики Ньютона и теории
электромагнитного поля Максвелла. Все опыты подтверждали господствовавшие
теории. Все, кроме одного, кроме опыта Майкельсона, доказавшего, как известно,
что скорость света от скорости движения Земли НЕ ЗАВИСИТ. Казалось, объяснить
этот парадокс невозможно. Кое-кто хотел бы закрыть на него глаза. Но появился
человек с "безумной", как сказал Нильс Бор, идеей - Эйнштейн! Он выдвинул
теорию относительности и перевернул все прежние представления физиков. Он
создал для готового рухнуть храма познания новый фундамент, на который теперь
надо было этот храм перенести. Опыт Майкельсона был объяснен. Но какой ценой!
Ценой отказа от обычных представлений во имя того, что законы природы
действуют одинаково во всех условиях. Это простое и бесспорное положение
приводило к неожиданным и головоломным парадоксам, которые понимали и
принимали далеко не все физики. Тогда говорили, что едва ли шесть
современников Эйнштейна понимали его. В числе их был Макс Планк, введший
понятие о кванте. Он первый поддержал Эйнштейна, утешая его, что "новые теории
никогда не принимаются. Они или опровергаются, или... вымирают их противники".
Впрочем, Эйнштейна нисколько не беспокоило, признают ли его теорию или нет. Он
был так уверен в своей правоте, что только пожимал плечами по поводу
непонимания его мыслей. Но мысли его были по-настоящему "безумны", с точки
зрения консервативных умов конечно. Именно поэтому они и сыграли такую
большую, роль в развитии науки.
Так закончил свое выступление Нильс Бор.
Кто-то из нас нашел уместным пошутить:
- Недаром, значит, говорят, что на будущем Всегалактическом научном
конгрессе какой-нибудь из высокочтимых ученых - собратьев по разуму, подняв
свои щупальца, скажет: "Земля? Ах, это та планета, на которой жил Эйнштейн!"
Нильсу Бору перевели шутку, и он устало улыбнулся.
- Скажите, профессор, - начал мой сосед. - Теперь, когда люди овладели
внутриядерной энергией...
Нильс Бор поморщился.
- ...когда научились взрывать атомные бомбы...
- Это надо безусловно запретить! - твердо вставил Нильс Бор.
- ...Ясен ли теперь механизм разрушаемого атомного ядра? Помог ли в этом
Эйнштейн? - закончил свой вопрос пис



Назад