6703fa25

Каковкин Григорий - Интервью С Егором Гайдаром (Третий Путь Ведет Только В Третий Мир)



Григорий КАКОВКИH
Интервью с Егором ГАЙДАРОМ:
"Третий путь ведет только в третий мир"
Его имя стало нарицательным. Сначала его почтительно величали "отцом
российских реформ", затем, с очередным российским кризисом, в его адрес
пускались критические стрелы, вплоть до проклятий. В общественном сознании
из главного идеолога экономических перемен он превратился в главного
виновника всех свалившихся на россиян бед. Академик старой школы назвал его
первым в числе мамаев, снова прошедших по Руси. Оценки самые суровые: они,
реформаторы, ограбили, обманули, недодали, а теперь вот и обанкротили.
Уважая принцип обращаться за разъяснениями к первоисточнику, выслушивать
не только обвинителей, но и обвиняемых, мы решили взять интервью именно у
Гайдара. Он ведь действительно стоял у истоков реформ, и потому его точка
зрения на их драматический исход и на перспективы, при всей волне
сногсшибательной критики и возмущения, представляет несомненный интерес.
>- Пустые полки и вдруг возникшие очереди заставляют вспоминать 1992 год,
>когда вы начали реформы, и сравнивать его с нынешним 1998 годом. В чем
>разница? Что нас ждет?
- Кризис девяносто первого года был кризисом социалистической системы
управления, которая могла худо-бедно работать в условиях подавленной инфляции.
Она была для этого приспособлена.
Если говорить о социализме без политических характеристик, то это система,
пригодная для жизни в условиях недостатка товаров. Поскольку деньги мало
эффективны, на них ничего не купишь, но необходимо, чтобы хлеб каким-то образом
доходил до потребителя, при социализме вводятся такие механизмы, как
административный контроль, плановые задания, мобилизация материальных потоков и
так далее. Колхоз должен сдать зерно, даже если все колхозники умрут от голода.
Все это мы хорошо помним. Понятно, что залогом работоспособности такой экономики
является тоталитарная власть. Все это к 1991 году развалилось.
Хлеб в магазине, пусть с очередью, может оказаться только двумя путями - или
кто-то заставил его туда привезти, или кто-то заинтересован его туда привезти.
Hичего иного не придумано. В 1991 году не было ни того, ни другого, тогда это
был экстремальный кризис, кризис, угрожающий существованию общества. Развитие
событий в 1998 году с большой скоростью приближает нас в исходную точку, ибо
если сейчас разрушат все еще работающие механизмы рынка, мы можем опять
оказаться перед угрозой отсутствия какой-либо экономики.
Я очень хотел бы надеяться, что Примаков это понимает и не сделает того, чего
ждет от него левое большинство Госдумы. Иначе мы вернемся в 1991 год за короткое
время - от двух до шести месяцев.
>- Hеужели точка возврата, как говорят летчики - это когда горючего еще
>хватает на обратную дорогу, - не пройдена? Как это будет выглядеть в
>человеческом плане?
- Когда в 1991 году я говорил, что наполнить прилавки - не большая проблема, мне
не верили - откуда же все появится, если ничего нет. "Да, в магазинах все будет,
да, за рубль все можно будет купить, рубль будет конвертируемый, но не надо
думать, что это принесет вам немедленное счастье, после этого останется масса
проблем, и вы будете недовольны", - я это повторял бесконечное количество раз,
но люди не слышали. Если все будет в магазинах, то что еще можно желать? Точно
так же я говорил в 1995, 1996 годах: если вы будете проводить безответственную
финансовую политику, расшатаете национальную валюту, с прилавков все исчезнет
очень быстро, - мне не верили и говори



Назад