6703fa25

Калабухин Сергей - Дознание Феppаpи



Калабухин Сергей
"ДОЗHАHИЕ ФЕРРАРИ" Владимир КОЛАБУХИH
Солнце медленно опускалось в лазурную воду венецнанской лагуны. Его
лучи ярко высвечивали площадь Святого Марка с величественным пятикупольиым
собором и Дворцом Дожей, десятки каналов с изумительными по архитектуре
мостами и небольшую таверну "Веселый дрозд", где в глубокой задумчивости
застыл за столиком уютной веранды, нависшей над водой Канале Гранда,
необычный для такого заведения посетитель, старейший член Совета сорока -
Верховного судебного трибунала республики - Энрико Феррари. Суровый
патриций не замечал ни теплого дыхания заходящего солнца, ни удивительных
эффектиых отражений в зеркальной глади канала монументальных дворцов,
инкрустированных цветным мрамором и украшенных мозаикой и позолотой, ни
тревоги тучного хозяина таверны, то и дело предупредительно заглядывавшего
на веранду к нежданному грозному гостю... Вершителя человеческих судеб
давно волновало лишь то обстоятельство, в котором он оказался на закате
своей судебной деятельности: один из обвиняемых, некий аптекарь Джованни
Росси, на вид тщедушный и недалекий, ускользнул от расплаты.
Феррари с трудом поднял тяжелые веки, обвел недоумевающими глазами
террасу. Да... Именно здесь прошлой весной, вот за этим столиком погубил
доброго человека коварный аптекарь. День в день год назад, поздним летним
вечером, он распил со, своим молодым помощником Рикардо кувшинчик красного
вина, и через несколько минут Рикардо умер в муках. Было учинено
расследование. Когда проверили остатки вина в обеих кружках, оно оказалось
отравленным. Hа Джоваини, оставшегося живым и здоровым, пало подозрение в
убийстве: аптекарь имел дело с ядами и, по слухам, волочился за женой
Рикардо, красавицей Анжелой. Однако прямых улик не было - пили вместе одно
и то же вино. Правда, как удалось установить Феррари, незадолго до роковой
выпивки в таверне аптекарь резко изменил ритм жизни - стал спать не по
ночам, а днем. Совет сорока счел его поведение странным, но не уличающим и
отпустил Джованни на свободу, несмотря на возражения Феррари.
С того самого дня 1503 года многое изменилось в Венеции, у людей
появились новые заботы. Hо Энрико Феррари потому и оказался сегодня в этой
старой таверне у Большого канала, что никак не мог забыть о злодействе.
Беспокоила и загадочно-насмешливая улыбка, скользнувшая по лицу
Джовании, когда тог, довольным решением Верховного трибунала, покидал его
мрачные стены. Да и весь многолетний опыт Феррари, его ум и чутье,
подсказывали, что худосочный, блудливый аптекарь и есть тот еретик,
сгубивший доверчивого Рикардо. Hо как это доказать? Ведь аптекарь тоже пил
отравленное вино и... остался жив. Hевероятно!.. Может, и впрямь, как ему
рассказывал однажды знакомый лекарь, близкий к роду Борджиа, знавшему толк,
в ядах, организм людей обладает неодинаковой устойчивостью к смертельным
дозам различных веществ в зависимости от времени их введения в течение
суток? И что в один период времени они могут убить, а в другой, даже в
большей дозировке, остаются безвредными, а наивысшая сопротивляемость им-
поздним утром?
А Джованни? Пил отравленное вино вечером. Или... для него это было - как
утро?
В голове его будто разорвалась молния. Он рванул на груди тесемки
черного атласного плаща, чтобы легче дышалось, и громко хлопнул в ладоши:
- Хозяин!
Тот словно ждал этого зова, мгновенно вырос перед столиком.
- Слушаю, сеньор!
- Бутылочку вина и пару бокалов.
- Можно? - услышал Феррари знакомый вкра



Назад