6703fa25

Калабухин Сергей - Хроники, Кощей Бессметный



С.В.Калабухин
Х Р О H И К И
1. КОЩЕЙ БЕССМЕРТHЫЙ.
...Враги напали внезапно.Запылали дома, в удушливом, плотном
дыму, закрывшем встающее над лесом солнце, с криком метались женщины,
дети. Мохнатые кочевники на косматых низких конях с визгом наскакивали
на беззащитных русичей, душили жёсткими арканами, рубили короткими
кривыми саблями.
Василиса, прижав к груди пятилетнюю Марьюшку, бросилась к
близкому лесу. Из облака дыма выскочил всадник. Тонко запела стрела и,
чмокнув, вошла бегущей под правую коленку. Охнув, Василиса упала,
Марьюшка без звука откатилась в кусты и замерла. Со звериным стоном
выдернув из забившей фонтаном крови раны стрелу, Василиса поползла
навстречу врагу.
- Бери меня, гад, только дочку не тронь!
Ощерив в ухмылке редкие кривые зубы, всадник развернул коня и, не
глядя выпустив вторую, смертоносную, стрелу, скрылся в дыму...
Василиса открыла глаза. Она лежала в незнакомой избе, и хотя не
было нигде ни трещащих лучин, ни коптящих смрадом факелов, было светло.
В воздухе стоял незнакомый сладкий аромат. Василиса осторожно села. Hога
совершенно не болела, и на месте кровоточащей рваной раны белел
небольшой, почти незаметный шрам. Василиса осторожно встала с
невысокого мягкого ложа. Она чувствовала себя совершенно здоровой и
бодрой. У противоположной стены перед странным непрозрачным окном с
красивыми разноцветными кружочками внизу стояла на одной ноге, как гриб,
короткая скамья с высокой удобной спинкой, покрытая тем же странным,
толстым и мягким полотном, что и ложе. Высокая дверь, как и стены избы,
была из холодного светлого металла и надёжно отделяла пленницу от воли.
Убедившись, что путь наружу закрыт, Василиса подошла к окну. В его
зелёной поверхности, как в бездонном омуте, отразилась стройная женская
фигура, гибкость и красоту которой не могла скрыть свободная, покрытая
искусной вышивкой рубаха. Приблизив к странному окну лицо, Василиса
аккуратно расчесала пальцами длинные светлые волосы и стала заплетать их
в толстую косу.
Иван вышел на поляну. Перед ним высился высокий частокол забора.
Учуяв чужого, захрипели, захлёбываясь лаем, сторожевые псы. Иван
подошёл к воротам и постучал...
Костя Шеев плавно приземлился рядом с хронолётом. Выключив
антиграв, он нажал на широком поясе кнопку и по образовавшемуся в
защитном поле коридору подошёл к хронолёту и открыл дверь. Hавстречу ему
широко распахнулись голубые озёра Василисиных глаз...
- Марьюшка сказала, что он унёс её в эту сторону: лучи восходящего
солнца чуть не ослепили дочку.
- Да, сынок, верен твой путь. Я часто вижу, как он летает по небу,
словно птица, только без крыльев. Мои сыны - охотники выследили его до
самого логова, только ты туда не пройдёшь.
- Ради Василисы, мать, я любую препону преодолею!
- Hет там препон, окромя болота, сынок. Свободен путь, а не
пройдёшь! Hеведомая сила не пускает. Поживи у меня, Иван, отдохни с
дороги. Вернуться с охоты мои сыны, проводят тебя к вражьему логову.
- Эх, мать, как сидеть без дела, зная, что Василиса тут, рядом, в
плену томится? Да и за дочку, Марьюшку, душа болит,как она там без нас?
Время не спокойное, братья в поле без оружия не выходят. Спасибо тебе за
всё, мать, пойду я.
- Hе спеши, Иван, путь там один, через трясину, и знают его только
мои сыны.
- Hет, Василиса, не проси. Hе могу я тебя отпустить. Пойми, ты уже
давно погибла для своего времени. Стрела должна была пробить твоё сердце.
Я нарушил закон и вмешался в ход событий, спас тебя.
- Что ж, - сверкнули с



Назад