6703fa25

Казанцев Александр - Полярная Мечта (Мол 'северный', Часть 4)



Александр Петрович КАЗАНЦЕВ
Полярная мечта (Мол "Северный")
ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
ЗИМА
"Будьте страстны в вашей работе и в ваших исканиях".
Академик И. П. Павлов
Глава первая
ПОЛЯРНОЙ НОЧЬЮ
Черное звездное небо предвещало мороз. Ледяная, покрытая снегом равнина
казалась серой. Местами ее перерезали гребни торосов. Льдины громоздились
одна на другую, иногда становились торчком, но не отбрасывали теней, - их
не дает свет звезд.
По серому снегу крался медведь. Только два черных глаза и черный нос можно
было различить на поверхности льда. Зверь перебирался через торосы к
широкой полосе гладкого льда, тянувшейся от горизонта к горизонту и
почему-то не тронутой следами ледовых битв. Медведь лег на живот и,
загребая лапами, пополз. Возле небольшого круглого отверстия во льду он
замер: превратился в глыбу льда.
Видимо, он давно заметил прорубь, которую протаивала нерпа, чтобы
выбираться на лед. Прорубь была подернута тонким ледком, нерпа еще не
вылезала...
Медведь лапой прикрыл черный нос и стал совсем невидимым на снегу. Ничто
не нарушало мертвой тишины. Шли часы. Мертвенным и холодным был блеск
звезд.
Под темным ледяным стеклом что-то мелькнуло. Задняя лапа, которой медведь
уперся в снежный наст, задрожала. Ледок хрустнул. Стрелками разбежались
трещины. Сильнее тряслась напряженная лапа. Хруст повторился. Ледок
сломался, и из проруби показалась мокрая круглая головка. Нерпа высунулась
из воды, ластами уперлась в край льдины.
Медведь все еще медлил. Нерпа стала выбираться на лед, но вдруг замерла,
насторожилась
Враг ничем не выдал себя. И все же нерпа, словно услышав посторонний звук,
стала сползать обратно в воду.
Медведь рванулся вперед с неожиданной для его громоздкого тела легкостью.
Передними лапами он схватил нерпу.
Вдруг раздался лай. Что-то метнулось по снегу. Медведь недовольно
оглянулся. Таких звуков он никогда не слышал. Небольшой мохнатый зверек
бросился на медведя, раздражающе тявкая.
Царь снежной пустыни зарычал и замахнулся, передней лапой. Этого было
достаточно, чтобы нерпа выскользнула и исчезла в проруби.
Медведь взревел и бросился на наглого врага, посмевшего отнять добычу.
Собака увернулась. Ее ловкость была поразительной, особенно если учесть,
что ездовая лайка, лохматая, с длинной мордой, стоячими ушами и весело
задранным хвостом, была без левой задней ноги.
Собака оказалась сзади медведя и, прыгнув на него, вырвала зубами клок
белой шерсти.
Белый гигант махнул лапой. Одного прикосновения было бы достаточно, чтобы
переломить собаке хребет. Но могучие когти полоснули воздух.
Видно, не первого медведя травила трехлапая! Вне себя от ярости
поворачивался медведь. Его кошачья гибкость, его львиная сила ничем не
могли помочь в борьбе с этой верткой, наглой, тявкающей собакой.
Зверь громко сопел и старался схватить врага зубами или ударить. Лайка
носилась, описывая круги, и не давала медведю сдвинуться с места.
Натасканная охотниками, она словно ждала, что сейчас подойдет ее хозяин с
ружьем.
Внезапно в морду зверя ударил ослепительный луч. И сразу серый свет звезд,
освещавший до этого мгновения снег, стал тьмой. Испуганный царь льдов
метнулся в сторону. Не обращая внимания на собаку, едва не задавив ее, он
бросился к длинному торосистому валу. Собака с лаем гналась за зверем.
- Гекса! Гекса! Назад! - слышался низкий женский голос.
Медведь мчался по снегу. Оказывается, такая туша может нестись со
скоростью оленя, делая огромные прыжки, как скачущая лошадь! При каждом из
них



Назад